К. Брюллов (1794-1881)


Портрет музыканта М.Ю.Виельгорского

(1787-1863г)

1828г,холст, масло, 138 х 97,5 см.
Государственный художественный музей Белорусии, Минск

Одним из первых больших портретов Брюллова было изображение музыканта М.Ю.Bиельгорского в 1828 году. Композиция портрета Виельгорского отмечена чертами декоративности. Повышенно ярко звучит колорит портрета, в котором господствует красный цвет халата, подбитого голубым шелком, — приподнято-театральна поза музыканта, торжественным жестом проводящего смычком по струнам виолончели.

Но сквозь все условности портрета прорывается живое чувство вдохновения, объявшего сердце музыканта. В его облике еще ощущается та напряженность внутреннего мира, которая отличала ранние портреты Брюллова. Сдвинув брови, сжав губы, Виельгорский внимает звукам виолончели. Но уже есть какая-то суровая сдержанность в выражении его лица, которую подчеркивает туго стянутый на шее платок. Исчезла непосредственность порывов ранних портретов Брюллова. Их сменила серьезность человека, умудренного жизненным опытом.

Брюллов остался удовлетворенным портретом, о чем сообщил своему брату-наставнику — Федору Брюллову.

«Я уже написал портрет графа Вильегорского, сего редкого гения в музыке, масляными красками;портрет коленный в рост с виолончелем; вышел не дурен» ".

Высокую оценку дал также ему М. Ю. Виельгорский.

«Матвей Юрьевич Виелигорский приехал, говорит, что портрет его, которой Карл написал, есть Совершенство, что это неисчерпаемый гений» ", — писал Федор Брюллов брату Александру.

Матвей Юрьевич Виельгорский, искусный виолончелист, ученик Бернгарда Ромберга, устраивал у себя квартетные собрания. Принимал участие в учреждении Императорского русского музыкального общества. Автор немногочисленных пьес для струнных инструментов, для одного и для двух виолончелей и пр. Завещал санкт-петербургской консерватории свою ценную нотную библиотеку.

Матвей Юрьевич не имел собственной семьи, и помогал в воспитании детей старшему брату, а также вел финансовые и хозяйственные дела семьи. Он был владельцем редчайшей коллекции струнных инструментов, пять из которых были работы Страдивари.

Декабрист Михаил Лунин, один из блестящих исполнителей Бетховена, так вспоминает об игре Матвея Юрьевича: "Матвей послал за своим инструментом и стал играть. Вот это была музыка. Мы не знали, где мы, на небе или на земле: мы забыли обо всем на свете". У Матвея Юрьевича не было своей семьи, и он помогал старшему брату в воспитании его детей. Михаилу Юрьевичу не свойственен был практицизм, он был анекдотически рассеян, и Матвей Юрьевич вел хозяйственные и финансовые дела семьи. У него была редчайшая коллекция струнных инструментов: пять из них — работы Страдивари.