Рембрандт ван Рейн (1606-1669)


Портрет Хендрикье Стоффельс

(1625-1663)

1652 г, пастель, 61 х 74 см
Лувр, Париж, Франция

Она была черноглазая, миниатюрная и, несмотря на некоторую (впрочем, неизменно привлекавшую Рембрандта) полноту, по-своему грациозная.

И еще она была почти вдвое моложе знаменитого на всю Голландию художника, «амстердамского Апеллеса», к которому пришла наниматься в экономки.

Другая женщина, Гертье, никак не могла решить, кто она в этом доме — тоже служанка или всё-таки хозяйка.

И между нею и Рембрандтом то и дело вспыхивали скандалы — то ужин не был вовремя подан, то простыни не вытрушены, да мало ли какие придирки еще можно придумать, когда страсть поутихла, не сумев смениться дружбой?

Но маленькая Стоффельс не испугалась. Она была дочкой сержанта, все её братья служили солдатами, а сёстры были замужем за военными. Хендрикье тоже была «стойкий оловянный солдатик».

Когда потребовалось явиться в суд и засвидетельствовать, что Гертье Диркс добровольно согласилась на отступные в 160 гульденов, Хендрикье спокойно сделала это.

«Хендрикье, скромная и простая служанка, — сообщает биограф художника Мелисса Рикетс, — превратилась в любимицу Рембрандта, который начал использовать её в качестве модели для своих рисунков и некоторых картин, например для картины „Женщина в постели“.

Эти картины говорят о том, что Рембрандт не мог не испытывать к Хендрикье сексуального влечения, так нравилось ему воссоздавать детали её юного тела.

Рембрандт никогда не скрывал от Хендрикье своих отношений с Гертье, равно как и Хендрикье никогда не надоедала ему, в отличие от последней, постоянно выяснявшей отношения».

После изгнания Гертье Хендрикье Стоффельс заняла место хозяйки дома, став доброй мачехой для подрастающего Титуса и верной и любящей спутницей для его отца.

В сложившихся обстоятельствах молодую женщину трудно обвинить в корысти: она не могла не понимать, во-первых, что художник стоит на грани разорения (позднее они вместе переживут тяжёлые процедуры описи имущества и банкротства), а во-вторых, что Рембрандт, связанный завещанием Саскии, никогда не женится на ней, как бы ни любил.

И это были еще далеко не все испытания, выпавшие на долю Хендрикье.

В 1654-м году Рембрандт начал картину с самой, как считают, прекрасной обнажённой во всём его творчестве.

Библейская Вирсавия, жена Урии хеттеянина, сидит в купальне, держа в руках письмо своего любовника — царя Давида. Отринув всю предыдущую традицию (включая даже Рубенса), изображавшую Вирсавию кокеткой, Рембрандт здесь выставляет её страдалицей.

Она знает, что беременна, а её муж-военный уже несколько месяцев не был дома — и значит, совсем скоро факт грехопадения Вирсавии будет позорно изобличён.

Хендрикье Стоффельс не только подарила Вирсавии плавные очертания своего тела, но и в общих чертах повторила её поступок и её историю.

Она долгое время старалась не замечать, как шепчутся у неё за спиной, называя подстилкой и падшей женщиной за то, что живёт в невенчанном браке с художником.

Но именно к 1654-му году дело приняло более серьёзный оборот. В начале года Хендрикье забеременела, а в июле, когда её живот стал отчетливо обрисовываться под платьем, Хендрикье и Рембрандт по отдельности получили повестки — обоим надлежало явиться на заседание церковного суда.

Основная претензия к Рембрандту заключалась в том, что он давно не посещает службу в реформатской церкви. Его пожурили, напомнив про неизбежный Господень суд, и с миром отпустили.

Но положение Хендрикье было куда серьёзнее. Её дергали повестками еще и еще. Она являлась, с растущим под сердцем ребёнком, свидетельствовать против себя — за то, что «живёт в грехе с художником Рембрандтом».

Святоши честили её на все лады, живописали всю глубину её падения и позора и в конце концов официально запретили Хендрикье принимать причастие в кальвинистской церкви.

Отлучение должно было продлиться до тех пор, пока грешница не раскается и не прекратит беззаконных отношений с Рембрандтом.

Тем не менее, Хендрикье осталась с Рембрандтом. 30 октября 1654 года в церкви Аудекерк была крещена их дочь, названная Корнелией в честь матери Рембрандта (то же имя носили две умершие во младенчестве дочери Рембрандта от покойной жены Саскии).

Рембрандт не женился на Хендрикье Стоффелс, вероятнее всего потому, что по завещанию терял наследство Саскии «в случае заключения нового брака».

В октябре 1654 года стойкая и мужественная в своём чувстве к художнику Хендрикье благополучно родила дочь. Рембрандт не мудрствовал над именем. Он и третью свою девочку назвал Корнелией.

И, в отличие от двух малышек Саскии, не перешагнувших рубеж одного года, эта дочка Рембрандта выживет. По крайней мере, о ней известно, что в 1670-м году она выйдет замуж, а своих сыновей назовёт Рембрандт и Хендрик.

15 декабря 1660 года Хендрикье и Титус (сын Саскии) официально зарегистрировали работающую с 1658 года после банкротства Рембрандта компанию по продаже произведений искусства, в которую наняли Рембрандта в качестве работника, тем самым они защитили художника от претензий кредиторов.

В августе 1661 года Хендрикье составила завещание, по которому оставляла все своё имущество дочери Корнелии. Рембрандт получал право пожизненного пользования, а Титус получал наследство в том случае, если у Корнелии не будет детей. 21 июля 1663 года Хендрикье скончалась.

Хендрикье Стоффельс умрёт в 1663-м году в возрасте 38 лет, безраздельно посвятив 15 лет своей жизни Рембрандту. Что ж, художнику было суждено похоронить и её — вспомним об этом, вглядываясь в лицо много повидавшего невесёлого старца на его поздних автопортретах.