Огюст Ренуар


Зонтики

1881—1886, холст, масло, 180 × 115 см
Национальная галерея, Лондон

На картине изображены люди на парижской улице. Многие из них с зонтиками, но не все — по-видимому, дождь только что кончился или только начинается. В левой части на переднем плане изображена молодая женщина с корзинкой, а чуть позади неё, в правой части, женщина с двумя девочками, меньшая из которых (как и женщина с корзинкой) смотрит прямо на зрителя. Композиция картины напоминает фотографический снимок — в частности, неполными, обрезанными фигурами людей по краям полотна. Такой приём был популярен у импрессионистов того времени.

Люди в правой части картины написаны в мягком, воздушном импрессионистском стиле, в то время как женщина и мужчина в левой части имеют более чёткие очертания. Рентгеновский анализ картины показал, что изначально все фигуры были написаны в одном стиле. Затем, через несколько лет, Ренуар внёс значительные изменения в левой части картины, практически не меняя её правую часть. В частности, значительному изменению подверглась одежда молодой женщины (в изначальном варианте она была в другом платье и в шляпке, которая потом была убрана художником) — кроме подтверждения рентгеновским анализом, изменение в одежде также соответствовало быстро меняющейся моде.

В 1892 году картина была куплена у Ренуара известным маршаном Полем Дюран-Рюэлем, а потом была им продана ирландскому коллекционеру и арт-дилеру Хью Лейну, создателю Дублинской галереи, носящей его имя. После того как Хью Лейн в 1915 году погиб при потоплении немецкой подводной лодкой океанского лайнера «Лузитания», в 1917 году картина «Зонтики» (вместе с 38 другими картинами) по его завещанию была передана в Галерею Тейт, а оттуда в 1935 году перешла в Лондонскую Национальную галерею, где она с тех пор и находится.

По поводу завещания Хью Лейна существуют определённые разногласия. Незадолго до своего рокового путешествия на «Лузитании» в 1915 году, Хью Лейн написал кодицилл (дополнительное распоряжение к завещанию), в котором он перезавещал эти картины дублинской галерее. При этом, однако, он не успел подтвердить изменение своего завещания в присутствии свидетелей. В результате, несмотря на все попытки признать (хотя бы моральное) право Ирландии на эти картины, по закону они были переданы в Лондон.