Портрет князя В.Г. Орлова


Неизвестный автор

Конец 1770-х, ,холст, масло

Для Орловых были характерны высокий рост, невероятная физическая сила, красота, безумная отвага, благородство, мягкосердечие, обходительность, веселый нрав. Современники поражались дружбе и любви, которая существовала между братьями. Они стояли друг за друга и не только жили "одним кошельком", но и одними интересами, среди которых не последнее место занимало увлечение наукой.

Особенно много для науки сделал младший из пяти братьев - Владимир Григорьевич. Очень неординарная личность. Причем не только потому, что был генерал-поручиком, сыном генерал-губернатора новгородских земель, а также младшим братом Ивана, Григория, Алексея и Федора Орловых - тоже генералов. В конце концов, что бы ни говорили историки о подоплеке дворцового переворота летом 1762 года, когда во многом именно стараниями «большой орловской родни» супруга Петра III взошла на российский престол под именем Екатерины II, позднее никто точнее самой императрицы не охарактеризовал основную черту дружной семьи: «Все братья Орловы очень честные люди».

Владимир, наверное, в особенности. Словно явился не из своей эпохи. Иногда его даже называли за глаза человеком другого времени. Хотя с чего вдруг, непонятно. Ведь жизнь генеральского отпрыска совсем не баловала. Уже в трехлетнем возрасте на редкость болезненный мальчик остался почти круглым сиротой. В одночасье ушел из жизни 63-летний отец Григорий Иванович Орлов, а затем и мать Лукерья Ивановна (в девичестве Зиновьева).

Из-за слабого здоровья некоторое время жил в деревне, где за ним ухаживала любящая няня. Она обучила его Закону Божьему. Братья, уже привыкшие к светской жизни, навещали его в деревенском уединении и посмеивались над его благочестием. Вплоть до того дня, когда возмужавшие братья единодушно не надумали определить Владимира в дворцовую лейб-гвардию.

Так прямо и предложили: любой полк выбирай - Преображенский, Измайловский, Семеновский. Везде к месту будешь. А то, по словам няни, только и знаешь, что за бабочками по усадебным полям гоняться или ночами бессмысленно на Луну и звезды смотреть - не дело.

В общем, крепко взяли младшего брата в оборот, и весьма скоро генеральский сын стал гвардейцем. И хотя участия в свержении императора Петра III Владимир Григорьевич Орлов (какой заговорщик из безусого юноши) не принимал, однако в рядах ликующих шеренг тоже залихватски кричал на Дворцовой площади Петербурга: «Виват Екатерине-матушке!» В тот же год Владимиру (в 18 лет) высочайшим Указом Ее императорского величества был пожалован графский титул и должность камер-юнкера.

Весьма скоро Владимир честно сказал братьям, что военная служба его сильно тяготит. Вот если бы основательно заняться наукой - другое дело. В частности, за рубежом. Да с приличным содержанием. Орловы в принципе не возражали. Только взяли день-другой посоветоваться с придворными лейб-медиками. Сомневались, может ли слабый здоровьем братец отправиться на учебу в иные земли. Не навредит ли его организму непривычный климат и так далее. Что поделаешь, любили старшие «екатерининские орлы» меньшого брата. Вот и старались уберечь, как могли.

В общем, в 1763 году Владимир Орлов отправился накатанной европейской колеей в знаменитый в ту пору Лейпцигский университет постигать астрономию и прочие естественные науки.

Музыкальные вечера были любимым развлечением Владимира в студенческие годы. По субботам у него на квартире собирались музыканты-любители, которые исполняли произведения европейских композиторов.

Орлов близко сошелся с профессором нравственной философии Геллертом, филологом И.К. Готшедом, Ж.Л. Д'Аламбером, Д. Дидро и другими учеными.

А тогда, окончив учёбу в Германии, молодой Владимир Григорьевич вернулся в Петербург. Его вновь пожаловали в камер-юнкеры. Императрица любила с ним беседовать, называла философом. Правда, благодаря добросовестности и пунктуальности, он навлек на себя однажды ее гнев. Когда Екатерине II привили оспу, доктор Роджерсон настоятельно советовал ей прохаживаться, несмотря на приступы лихорадки, слабость и тягу ко сну. Дежуривший в это время Орлов в точности исполнил рекомендации врача и не давал императрице прилечь, ходил за ней по пятам.

Уже в первые годы царствования Екатерина II обратила внимание на непорядки в Петербургской академии наук, и решила назначить 23-летнего русского студента Владимира Орлова не кем-нибудь, а самим директором Академии наук! Сказала: «У тебя, голубчик, глаз орлиный. Как у братьев. Беспорядка не допустишь. Сейчас в президентах граф Кирилл Разумовский. Однако проку от старика немного. Поезжай. Разберись».

Оказалось, казна главного храма науки пуста. Издательское дело стоит. Вдобавок выяснилось, что в архивах не существует ни атласа границ огромного государства, ни реестра городов и весей России. В этом смысле Владимир Орлов порядок навел. Затем решил перевести все преподавание и делопроизводство с латыни на русский язык. Академики (большинство из Германии) неохотно, но согласились при условии, что, кто пожелает, будет преподавать на немецком языке. Пришлось пойти на компромисс.

Тогда же Владимир Григорьевич взялся и за подготовку «Положения о Словаре Русском». А еще новый директор стал организовывать многочисленные экспедиции по империи: географические, топографические, этнографические, гидрографические и т. д. И за рубеж наиболее одаренных студентов отправлять: в Оксфорд, Геттинген, Лейпциг. Кстати, во время путешествия по Волге не кто иной, как В. Орлов представил императрице нижегородского изобретателя Ивана Петровича Кулибина и даже выхлопотал у государевой казны средства на будущие разработки русского самоучки.

Затем - новое событие. Мирового масштаба. В 1769 году ожидалось прохождение Венеры перед Солнцем. Что сделал В. Орлов для наблюдения за этим необыкновенным явлением? Стал строить по всей России первые астрономические обсерватории и оснащать их новейшим оборудованием тех лет. И штат специалистов подобрал. В то же время затеял с иностранными учеными такую активную, а главное дельную переписку, откуда только силы взялись при его-то слабом здоровье!

Однажды на великосветском балу Владимир Орлов, совершенно скучая, обратил внимание на прелестную фрейлину государыни баронессу Елизавету Ивановну Штакельберг. Тут же попросил брата Григория представить. Тот неожиданно стал отговаривать. Мол, мы тебе заморскую принцессу в невесты выторгуем. Тем не менее, представил, и в счастливом браке супруги прожили почти 50 лет.

Всякое было. В младенчестве скончался первенец Сашенька. Однако Лизонька (ее живописный портрет кисти Карла Брюллова сейчас хранится в Третьяковской галерее) родила мужу еще Софью, Катеньку, Наталью и Григория. Сын впоследствии дослужился до должности сенатора, но в 1826 году его тоже не стало.

Кстати, домашним учителем в семье Орловых был будущий декабрист Вильгельм Кюхельбеккер. Грустно, но в 1826 году император Николай I отправил милейшего Вилли, как его звали друзья, за попытку государственного переворота на каторжные работы. Оттуда он уже не вернулся.

B 1817 году простуда стала причиной кончины Елизаветы Ивановны. Спустя 14 лет Владимир Орлов тоже «легко простудился», когда посещал могилу внучки в Донском монастыре, а 28 февраля 1831 года человека огромного сердца и немалого таланта, пережившего обоих сыновей, всех братьев и четырех императоров, графа Владимира Григорьевича Орлова не стало.

По воспоминаниям современников, незадолго до кончины он с умиротворением говорил: «Как хорошо я угадал напоследок: перезахоронить братьев и сыновей в семейном склепе Успенского собора». Это в подмосковном селе Орловых Семеновское-Отрада. Там сейчас санаторий.

Братья Орловы