О пророках



Пророками называют людей, которые предсказывали, будущее, особенно о грядущем Спасителе мира. Они учили людей истинной вере и благочестие и творили разные знамения и чудеса. Одни из них проповедовали только устно, а другие, кроме того, оставили после себя священные книги, написанные ими.

По традиции христиане выделяют четыре книги великих пророков:

Исаии, Иеремии, Иезекииля и Даниилa и двенадцать книг малых пророков: Иоиля, Ионы, Михея, Захарии, Осии, Амоса, Авдия, Наума, Аввакума, Софонии, Аггея, и Малахии.

Эти книги являются первыми в Ветхом Завете "авторскими" произведениями, то есть почти целиком вышли из-под пера писателей, имена которых стоят в заглавии.

Однако, первоначально книги эти представляли собой небольшие свитки с краткими изречениями, которые легко было усвоить и запомнить. Позднее, ученики пророков собрали эти свитки воедино, снабдив их вступительными словами и некоторыми сведениями о писателях. "Речи пророков поставлены в таком порядке, в каком находил их собиратель" (бл. Феодорит). Установлением хронологического порядка текстов занимается библейская наука.

Время деятельности большинства пророков определяется сравнительно точно, поскольку редакторы книг указывали, при каких царях совершал служение тот или иной пророк. Некоторые хронологические данные можно найти и в самом тексте. Эпоха пророков-писателей падает на четыре столетия (VIII – V вв.). С V века появление пророков становится все более редким. Во II в. до Р.Х. в Израиле уже ясно сознавали, что голос пророков умолк. Возродились они только в новозаветное время, с приходом Иоанна Крестителя.

Пророки-писатели были свидетелями недолгого процветания обоих еврейских царств, затем их гибели в 722 году (Ефрем) и 587 году (Иудея). Они не оставляли своего руководства народом в эпоху Плена и продолжали служение в первый период после возвращения из Вавилона.

Многое в проповеди пророков, хотя и принадлежит Ветхому Завету, сохраняет непреходящую ценность в Новом. Их неповторимый опыт богообщения, взгляд на сущность благочестия и веры и учение об истории могут быть, по словам Б. А. Тураева, "с полным правом названы ступенью к христианству". То, против чего боролись пророки: социальная несправедливость и тирания, национальное превозношение и ханжество, – не исчезло. Поэтому в книгах пророков "заключается учение, относящееся ко всем временам" (П. Я. Чаадаев).

Само слово "пророк" (евр. наб'и, греч. проф'етес) не означает только предсказателя будущего. Термин "наб'и" можно перевести как призванный (Богом), а "профетес" – как человек, говорящий от чьего-то лица (в данном случае – от лица Божия).

Пророки были выразителями воли Господней. Они призывались на служение порой неожиданно для них самих, порой против собственной воли. Веление Сущего переживалось пророками как таинственная сила, превозмогающая человека и влагающая в его уста Слово Божие. Охваченные сверхъестественным вдохновением, они дерзали говорить прямо от лица Господня. Многие их речения начинаются словами: "Тако глаголет Господь".

Пророки древних времен, говорит апостол, не приходили по воле человеческой, но святые люди Божии говорили, движимые Духом Святым (2 Петр 1,21).

Принадлежали провидцы к самым разным слоям населения: среди них были крестьяне, как Амос и Михей; священники, как Иезекииль; храмовые прорицатели, как Наум; приближенные царя, как Исайя. Но все они, нередко покидая свои обычные занятия, становились глашатаями небесной воли. Они ясно чувствовали, что возвещаемое идет не от них самих, а от Господа.

Пророки не были похожи на языческих прорицателей и восточных мистиков, которые теряли в экстазе собственную личность. У пророков всегда ясное самосознание, даже тогда, когда они предстоят Богу. Это отразилось и на их творчестве. На нем лежит печать их дарований, характеров и жизненного опыта. Откровение Божие не "диктуется" людям, а преломляется в конкретной личности посланца.

Подчас пророки изнемогали под бременем своего непосильного служения, им было нелегко предсказывать бедствия и постоянно обличать людей. Но они оставались до конца верными своему призванию.

Пророки верили, что Бог действует и проявляет Себя в исторических событиях. Поэтому они принимали активное участие в жизни своих современников. Они были наставниками народа, советниками царей, трибунами и духовными вождями. Они не прибегали к политическим переворотам, их служение было чисто религиозным.

Большинству мировых учителей бытие мира и жизнь человека представлялись неизменными или двигающимися по кругу вечного возвращения. Только у библейских пророков история предстает как цепь событий, направляемых Богом к определенной цели. Согласно учению пророков, история завершится Царством Божиим, преображенным миром, в котором погибнет все темное и злое и восторжествует божественная гармония. Они верили, что суд Божий постоянно настигает нечестивых и вершителей зла, а в последние дни полностью истребит зло из творения. На земле установится новый Едем, кончатся войны и притеснения, исчезнет смерть и природа покорится человеку. Это произойдет тогда, когда Сам Бог явится среди людей.

Однако тайна Богочеловечества осталась для пророков прикровенной. Вначале Мессия еще мыслился ими по образу земного царя. Но даже после того, как эта мысль была оставлена, пророки видели в приходе Помазанника и явления Бога в мир два параллельных события. Только в Новом Завете открылось единство Богоявления и мессианства.

Дар исторического предвидения поднимает человека над границами времени. Ведомый Духом Господним ясновидец созерцал грядущее "приближенным". То, чему в очах Божиих "надлежит быть вскоре" (Откр 1,1), по человеческим меркам может наступить через тысячи лет, ибо для Господа тысяча лет – как один день (Пс 89,5; 2 Петр 3,8). Поэтому у библейских пророков предсказание о приходе Христа нередко сливается воедино с концом истории и эсхатологической полнотой Царства Божия.

Осия, Исайя и особенно Иеремия, являясь горячими патриотами, не щадили национальных чувств сограждан, когда нужно было бичевать измены Завету. Их речи были настолько смелыми, что, при более сильном правительстве и в других условиях, на них смотрели бы как на предателей и врагов нации. Подобные обвинения и были выдвинуты против Иеремии, которого бросили в тюрьму за предсказание гибели Иерусалима и Храма. Однако за немногими исключениями пророки пользовались относительной свободой. Для них воля Божия была выше всего, ибо только в Завете они видели благо страны и призвание народа.

В искусстве образы пророков скорее служат воплощением некого символа, нежели просто портретным выражением. По этой причине для выражения их портретных характеристик не предпринималось никаких особых попыток. Обычно, пророки являются двойниками четырех евангелистов и двенадцати апостолов, и поэтому их число составляет шестнадцать, но может в значительной степени меняться и включать в себя родоначальников и царей, которых зачастую по праву причисляли к пророкам. В искусстве чаще всего изображали пророков Исаию, Даниила, Иезекииля и Иону, и только на изображениях Ионы присутствует его отличительный атрибут — кит. Других пророков обычно можно узнать по книге или по свитку, на которых начертаны их пророчества.